Print this Сторінка

Попова О.В. Психолингвистические особенности письменного перевода официально-делового дискурса с китайского языка на украинский как детерминант профессионально-речевой подготовки будущих переводчиков-востоковедов

УДК: 81'23+81'276.6+81'255=581=161.2

Попова А. В.,
доцент кафедры перевода и теоретической и прикладной лингвистики Государственного учреждения «Южноукраинский национальный педагогический университет имени К. Д. Ушинского", кандидат педагогических наук, доцент

 

 

Психолингвистические особенности письменного перевода официально-делового дискурса с китайского языка на украинский как детерминант профессионально-речевой подготовки будущих переводчиков-востоковедов

 

Работа посвящена комплексному исследованию психолингвистических особенностей реализации письменного перевода китайского официально-делового дискурса на украинский язык. Уточнено содержание понятия «официально-деловой дискурс", охарактеризованы экстралингвистические (стратегии и тактики) и лингвистические (фонетические, лексические, грамматические, композиционно-стилистические) маркеры исследуемого дискурса. В статье специфицировано функционирование переводчика-востоковеда в условиях репрезентации письменного перевода как вида речевой деятельности; описаны лингвистические трудности перевода в языковой паре китайский ↔ украинский языки.

Ключевые слова: официально-деловой дискурс, письменный перевод, психолингвистические особенности перевода, китайский язык, украинский язык, профессионально-речевая подготовка будущих переводчиков-востоковедов.

 

Специфика переводческой деятельности предполагает учет многих лингвистических и экстралингвистических факторов: разновидности перевода и формы его презентации; требований к осуществлению перевода в плане точности и полноты, функционально-стилевой или жанрово-стилистической направленности текста/дискурса; степени владения переводчиком профессиональной терминологией, его ориентации в определенном дискурсе; индивидуальных психологических особенностей специалиста в области перевода, его возраста, интеллектуально-мыслительных способностей, скорости памяти, умений адаптироваться к профессиональной ситуации, навыков пользования техническими средствами перевода и т.д.

Анализ актуальных исследований и публикаций. Сущность переводческой деятельности исследовали ученые в разных аспектах, а именно:

  •   типологизации видов перевода (Л. Бархударов, В. Комиссаров, Л. Латышев, В. Сдобников, О. Петрова, Р. Якобсон и др.);
  •   психолингвистических особенностей осуществления перевода (И. Алексеева, Л. Бархударов, О. Кулагина, И. Корунец и др.);
  •  морально-этических норм профессии и законов профессионального поведения переводчика (И. Алексеева, М. Боуэн, И. Корунец, Р. Миньяр-Белоручев, Г. Мирам, О. Паго, П. Палажченко, А. Чужакин);
  • профессиональных требований к специалисту в области перевода и условий реализации переводческой деятельности (Н. Зинукова, М. Цвиллинг, Л. Черноватый, А. Чужакин и др.).

Однако отметим, что исследования психолингвистических основ двустороннего перевода конкретного дискурса в формате языковых пар "славянские языки ↔ сино-тибетские языки" недостаточно освещены в научной литературе.

Актуальность исследования предопределяется психолингвистическим вектором реализации перевода, в основе которого лежит понимание перевода как речемыслительной деятельности. В этой связи цель статьи заключается в выявлении психолингвистических особенностей реализации перевода китайского официально-делового дискурса на украинский язык, что предполагает решение следующих задач:

1) специфицировать функционирование переводчика-востоковеда в условиях репрезентации письменного вида перевода;
2) определить лингвистические трудности перевода в языковой паре "китайский ↔ украинский языки".

Изложение основного материала. Психолингвистические особенности коммуникативного поведения переводчика зависят непосредственно от типа дискурса, его участников, стратегии и тактик манифестации определенного дискурса. Контекст исследования охватывает режим функционирования переводчика в официально-деловой сфере.

Понятие "официально-деловой дискурс" основывается на лингвистическом понимании феномена "дискурс" (от француз. discourse – речь), который понимается как "связный текст в совокупности с экстралингвистическими – прагматическими, социокультурными, психологическими и другими факторами; текст, который функционирует в действенном аспекте, речь, которая рассматривается как целенаправленное социальное действие, как компонент, который участвует во взаимодействии людей и механизмах их сознания (когнитивных процессов)" [4], т.е. воплощенная в жизнь речь.

Двухплановый характер официально-делового дискурса предопределяет его манифестацию в коммерческо-финансовой, производственно-трудовой, социально-политической и экономико-правовой сферах, что дает возможность трактовать исследуемый дискурс как ситуативно обусловленный дискурс, экстралингвистическим фундаментом которого выступает сфера правовых общественных отношений и делопроизводства. Лингвистическая составляющая дискурса реализуется в специфическом фонетическом, лексическом, грамматическом и композиционно-стилистическом оформлении его контента. Типичными чертами официально-делового дискурса являются формальность, наличие клише, точность и конкретность (в особенности лексики), сжатость и лаконичность высказываний, имперсональность.

Таким образом, вышеуказанные характеристики дают основания интерпретировать коммуникативные стратегии и тактики в формате исследования как нормативно обусловленные, действенно-специфические авторские интенции, реализующиеся в разных коммуникативных модусах. Коммуникативная стратегия в официально-деловом дискурсе коррелирует с целью взаимодействия его участников – налаживанием механизмов функционирования личности в определённой "социумосфере" в соответствии с установленными образцами (коммуникативно-стандартизированная стратегия). В этой связи констатируем, что выявленная коммуникативно-стандартизированная стратегия предполагает пошаговое планирование действий (включая этикетно-речевые) и ресурсов для достижения коммуникативной архицели дискурса и реализуется с помощью соответствующих коммуникативных тактик. В свою очередь коммуникативную тактику ассоциируем с набором коммуникативных намерений адресата и адресанта, реализация которых становится возможной благодаря использованию ими совокупности вербальных средств разных лингвистических уровней (в устной или письменной формах), а также практических действий-ходов (экстралингвистическая манифестация) в процессе официально-делового взаимодействия.

Разновекторный анализ официально-делового дискурса позволил сделать такие выводы:

  1. Современный официально-деловой дискурс является особенным коммуникативно-стандартизованным феноменом, функционирование которого обусловлено потребностями коммерческо-финансовой, производственно-трудовой, социально-политической и экономико-правовой сфер.
  2. Жанровое разнообразие исследуемого дискурса детерминируется системно-целостной интеракцией дискурсивных признаков-маркеров:
    а) односторонней (двусторонней) установкой участников дискурса на налаживание определенных отношений в рамках вышеуказанных сфер;
    б) (обусловлено первым фактором) жанровым своеобразием официально-делового дискурса, т.е. его устной (дискуссийно-деловой подстиль) и письменной (административно-канцелярский подстиль) реализацией;
    в) субъектно-субъектной направленностью взаимодействия коммуникантов независимо от номинального/реального наличия конкретного участника, т.е. юридических (организаций, предприятий, ведомств, учреждений и т.п.) и физических лиц;
    г) актуальным опосредованным и неопосредованным взаимодействием участников официально-делового дискурса;
    д) наличием ситуативно и жанрово обусловленного комплекса коммуникативных стратегий и тактик нормативно-стандартизированной направленности и его лингвистической репрезентацией.
  3. Стратегическая направленность официально-делового дискурса охватывает два вектора: 1) официально-кооперативные (неконфликтные) отношения между физическими и/или юридическими лицами (начинать, поддерживать, завершать взаимную деятельность в соответствии с установленными стандартами); 2) обмен информацией (получать, предоставлять, запрашивать, обрабатывать необходимую информацию).
  4. Официально-деловые интенции участников дискурса актуализируются посредством двух ключевых коммуникативно-стандартизированных стратегий (стратегии налаженного сотрудничества и стратегии документально-нормативной базы для взаимодействия субъектов деятельности) и тактик (изучения реквизитно-формулярных норм; профессиональной осведомленности субъектов в соответствии с конкретным видом совместной деятельности; гибкого приспособления и толерантного отношения к условиям реализации сотрудничества; обеспечения дальнейшей кооперации участников дискурса).
  5. Эффективность реализации стратегий и тактик официально-делового дискурса зависит от экстралингвистических факторов и разноуровневых лингвистических средств.

Лингвистические и экстралингвистические характеристики официально-делового дискурса предопределяют коммуникативное поведение переводчика:

1) переводчик становится третьим субъектом и принимает "правила игры" остальных участников, взаимодействующих в коммерческо-финансовой, производственно-трудовой, социально-политической и экономико-правовой сферах;
2) переводчик имеет профессионально-специфический опыт и компетентность в плане функционирования в официально-деловом контексте;
3) переводчик сохраняет и преобразует официально-деловые интенции участников кросс-культурного общения в язык перевода посредством коммуникативных и нормативно-стандартизированных стратегий и тактик реализации обозначенного дискурса во всех его жанровых разновидностях;
4) об эффективности переводческой деятельности свидетельствует адекватный выбор переводчиком лингвистических средств разных уровней (фонетического, лексического, грамматического, композиционно-стилистического) в совокупности с экстралингвистическими факторами коммуникативной ситуации.

Второй важный фактор, предопределяющий ход переводческой деятельности, представлен способом восприятия текста оригинала и способом его воспроизведения языком перевода, т.е. способом создания текста перевода. Вышеупомянутые особенности обуславливают подчинение профессиональной деятельности переводчика речевым действиям, точнее, психолингвистическим характеристикам. Учитывая это, рассмотрим функционирование переводчика-востоковеда во время осуществления таких видов перевода (по классификации Л. Бархударова [1]): письменно-письменного, устно-устного, письменно-устного, устно-письменного.

Письменно-письменный перевод отождествляем с понятием письменного перевода письменного текста, т.е. использование переводчиком двух языков в письменной форме. Устно-устный перевод понимаем как устный перевод устного текста, когда два языка актуализуются в устной форме. Этот вид перевода охватывает два его подвида – последовательный и синхронный. Письменно-устный перевод – это устный перевод письменного текста (перевод с листа), т.е. одновременное чтение исходного текста и его перевод. Устно-письменный перевод представляет собой письменный перевод устного текста.

Итак, фонетический уровень лингвистического компонента официально-делового дискурса проявляется в устной презентации дискуссийно-деловой диалогической и монологической речи в рамках украинского и китайского языка. Совместными концептосферами на сегментном и суперсегментном уровнях выступают "эмоциональность – неэмоциональность". Типологические стандартные критерияи сравнения фонетического оформления речи, которые переводчик должен сохранить при переводе исходного текста, определяются такими признаками:

  • сегментный уровень: эмоционально нейтральная "длительность" произношения гласных звуков; правильное произношение звуков речи;
  • суперсегментный уровень: стабильность темпа; синтаксически обусловленное сужение и расширение мелодического диапазона; стандартное использование ядерных тонов; использование непрерывной нисходящей/восходящей (иногда ступенчатой в украинском языке) шкалы; нормальная громкость.

Переводчик-китаист должен помнить, что лексический уровень лингвистического компонента официально-делового дискурса проявляется в устной и письменной формах презентации. Критериями устной речи выступают нейтральная лексика, разговорная лексика, специализированная терминология. Письменную форму дискурса представляют два основных блока: нейтральная лексика (основной массив) и профессиональная терминология, в состав которой входят специализированная терминология, канцеляризмы, аббревиатуры. Например: кит. "售方 shòufāng" переводится на украинский как "продавець" (в договорах, соглашениях и т.п.), 废除条约 − розірвати договір, 合同规定价格 − hétong guīdìng jiàgé – договірна ціна и т.д.

Грамматический уровень лингвистического компонента официально-делового дискурса реализуется в устной презентации дискуссийно-деловой диалогической и монологической речи в рамках китайского и украинского языков в соответствии с правилами грамматики устной речи. Другой вектор репрезентирует письменная форма актуализации официально-делового дискурса. Критериями сравнения выступают синтаксическое оформление речи, а именно: коммуникативные типы предложений – утверждение, вопрос, побудительные предложения (иногда встречаются неполные предложения). Например, китайскому утвердительному предложению "理事会表决实行三分之二通过。" соответствует такое украинское утверждение "Будь-яке рішення приймається за умови підтримки 2/3 складу ради". Переводчик должен учитывать специфику письменной фиксации цифровых обозначений (三分之二 (sān fēn zhī èr) – дві третіх).

На этапе лексико-грамматического структурирования текста перевода "включаются" идеоэтнические особенности китайского и украинского языков, другими словами, выделяются инвариантные семантические структуры: содержание смысловой структуры остается константным, а изменяется только формально-грамматическая структура. Допускаются компрессия и декомпрессия текстов перевода.

Композиционно-стилистический уровень лингвистического компонента письменного официально-делового дискурса актуализуется в формате (фрейме) его репрезентации. Совместными когнитивными концептосферами выступают такие:

  • структурно-композиционный формуляр документа;
  • лексико-грамматическая стилистика оформления официально-делового дискурса. Каждый переводчик, который выполняет профессиональные обязанности в официально-деловой сфере, должен знать структурно-композиционный формуляр документа – совокупность реквизитов, расположенных в установленной стандартом последовательности: 1) предназначение; 2) автор; 3) содержание – основной текст; 4) дата; 5) подпись или согласование; 6) адрес автора/субъектов официально-делового дискурса для переписки/обращения.

Во время перевода текста документа переводчик придерживается правил лексико-грамматической стилистики его оформления:

1) выполнение требований официально-делового стиля и норм современного языка (украинского и китайского);
2) использование профессионально-маркированной лексики, закрепленной практикой документирования управленческой деятельности;
3) унификация и стандартизация деловой речи в документах (использование трафаретных текстов);
4) обязательное заверение документа (подписью, печатью).

Переводческая деятельность письменного переводчика китайского языка существенно отличается от переводческой деятельности устного переводчика китайского языка. Письменный перевод вызывает множество трудностей, связанных с иероглификой. Для успешной письменной переводческой деятельности в переводчика должны быть сформированы начертательные (моторные, графические) навыки, лексические навыки, навыки зрительного восприятия-декодирования письменной информации (чтения). Письменный перевод тесно переплетается с обучением письменной речи, что предполагает овладение набором графических элементов – чёрточками и графемами с последующим их комбинированием, что приводит к составлению минимальных единиц смысловой структуры – предикатем (иероглифов-слов), которые функционируют как оперативные единицы внутреннего кодирования и определяют взаимные отношения смысловой и формально-грамматической структур текста при переводе.

Для славяноязычных студентов особые трудности вызывают механизмы написания иероглифов (214 ключей-детерминантов), что является чрезвычайно сложным в плане их начертания, а также восприятия и запоминания, когда задействованы все виды памяти. Итак, переводческая деятельность переводчика-синолога начинается с механизма конвертирования графических символов: "знак" − "звучание" → "знак" − "значение". В этой связи специфика письменного китайско-украинского (украинско-китайского) перевода заключается в разрешении переводчиком таких проблем:

1. Распознавание семантики похожих по написанию иероглифов.

Известно, что в китайском языке существует множество сходных по написанию иероглифов, нераспознавание смыслоразличительных элементов которых ведут к неправильной трактовке иероглифа и, соответственно, нарушению норм переводческой речи, эквивалентности разного плана и прагматической нагрузке неправильно декодированной информации. Например, слова乌 (укр. чорний) и 鸟 niǎo (укр. птах) часто путают, поэтому в составе слова 乌克兰 wūkèlán (укр. Україна) неопытный переводчик транслитерирует описуемое слово как "Няокелань" вместо "Уекалань".

2. Перевод-транскрибирование собственных имен.

Трудности в переводе собственных имен связаны с тем, что структура китайского и украинского слогов в значительной степени отличаются. Количественный состав звуков в китайском слоге не превышает четырех элементов (一 (yī), 个 (ge), 狗 (gǒu), 年 (nián)). Украинский слог может вмещать разное количество звуков-компонентов (і, та, кінь, склад, схлип и др.) в разной последовательности: гласный (у), гласный-согласный (як), согласный-гласный (на), согласный-гласный-согласный (річ), согласный-согласный-гласный (сто), согласный-гласный-согласный-согласный (тигр), согласный-согласный-гласный-согласный-согласный (зверх) и т.д. Китайский слог характеризуется четким порядком и сочетаемостью звуков. В рамках одного китайского слога невозможным представляется сочетание согласных, однако, в отличие от украинского слога, становится возможным объединение гласных. В структуру китайского слога входят: инициаль и финаль; финаль состоит из медиали и субфинали; субфиналь – из централи и терминали. Итак, полный китайский слог предполагает такую последовательность звуков-элементов: согласный – неслогообразующий гласный – слогообразующий гласный – конечный полугласный или носовой сонант (переднеязычный или заднеязычный), например, tuan и tiau. Переводчик должен знать, что не все звуки китайского языка могут сочетаться друг с другом. Например, существуют звуки fa (фа) и li (лі), но нет звука fi (фі); существует se (си) и ta (та), не существует te (ти). В целом, соответственно со словарными и справочными данными последних лет, в китайской фонетической системе количество слогов насчитывает 400 единиц.

Сложности вызывает факт отсутствия в словарях унифицированного варианта перевода-транскрипции некоторых имен собственных. Отличительной особенностью китайских фамилий и имен является гендерная нейтральность и четкая последовательность – сначала фамилия, потом имя; в украинском языке – наоборот. Например, 老子 (lǎozi, lǎozǐ) – Лао-цзы (мужской род), 刘洁 (liu jie) – Лю Цзе (женский род). В то же время следует помнить, что на китайском языке воспроизводится оригинальная последовательность: 奥巴马批准对朝紧急状态延长一年 – укр. Барак Обама продовжив на рік термін надзвичайного стану відносно КНДР.

Незнание китайских исторических и географических реалий может вызвать появление девиаций при переводе имен собственных庄子(zhuāngzi) – имя китайского философа Чжуанцзы, а не "село". Речка Амур на китайском языке пишется黑龙江 hēilóngjiāng (Хейлунцзянь), поэтому китайский вариант переводится на украинский язык как Амур, однако, провинция黑龙江 hēilóngjiāng переводится Хейлунцзянь.

3. Членение китайского текста.

Сложным для начинающего переводчика представляется идентификация границ между морфемами одного слова-иероглифа, словами, словосочетаниями, частями предложения, поскольку иероглифы пишутся на одинаковом расстоянии друг от друга. Например, при переводе китайских словосочетаний (предложений) неправильное членение/объединение иероглифов искажает смысл китайского письменного сообщения: 发展中国家 (fāzhǎn zhōng guójiā) означает "развивающие страны (国家)"; то есть нельзя "разрывать" иероглифы发展 и 中, т. к. смысл словосочетания трансформируется в "развивающийся Китай (中国)".

4. Наличие веньянизмов (文言词 wényáncí) и диалектизмов в современном китайском лексиконе.

Под веньянизмами понимается древняя лексика из старого литературного (письменного) языка, используемая в современном китайском официально-деловом дискурсе, например: сокращать – 裁减 (cáijiǎn) одновременно с современными словами缩减 suōjiǎn, 削减 xuējiǎn, 缩小 suōxiǎo, 减少 jiǎnshǎo, 精简 jīngjiǎn и т.д.

5. Гибкие синонимические и антонимические связи между китайскими словами.

Отдельное китайское слово может вступать в антонимические отношения с несколькими лексическими единицами, функционирующими в качестве синонимов: "відкривати" (открывать) – 开 (kāi) имеет три синонима: 关 (guān), 閉 (bì), 闔 (hé),  合 (hé).

6. Разноплановость китайских фразеологических выражений.

Переводчику необходимо уметь идентифицировать устойчивые выражения в иероглифическом тексте (в особенности кальки-фразеологизмы иностранного происхождения) и адекватно их переводить на украинский язык: 置于既成事实面前 (zhì yú jìchéng shìshí miànqián) – укр. поставити перед доконаним фактом. Незнание правил лексической валентности таких выражений вызывают возникновение определенных проблем их выявления и перевода.

7. Доминативная функция синтаксиса над морфологией в китайском языке.

Порядок слов в китайском предложении – линейный и фиксированный с использованием специальных синсемантических и служебных слов.

8. Транспозитивность (конверсивность) частей китайской речи.

Существует большое количество китайских слов, которые имеют одинаковый иероглифический состав, но принадлежат к разным частям речи: 会 (huì) – укр. уміння, вміти. Трудным представляется переводчику идентифицировать такие элементы и определить их функциональные особенности.

9. Видо-временные формы причастий и глаголов.

Переводчикам-билингвам, вторым рабочим языком которых является английский, легче понять значение видо-временных форм китайских причастий и глаголов: реализованный факт (суффикс了le ≈ Perfect); акт свершился в прошлом (суффикс过 guò ≈ Simple); длительный процесс (着 zhe ≈ Continuous); процесс, который реализуется в момент речи (在 zài ≈ Present Continuous) и другие. Вид глаголов часто ассоциируют с завершенностью/незавершенностью, действия подразделяют на результативные/нерезультативные.

10. Особенности функционирования вспомагательных глаголов.

К вспомогательным глаголам в китайском языке относят модальные, побудительные (каузативы), глаголы, обозначающие этапы действия, глаголы, определяющие направление действия. Каждая группа глаголов предполагает добавление определенных аффиксов. Например:

因情事变更,致财团之目的不能达到时,主管机关得斟酌捐助人之意思,变更其目的及其必要之组织,或解散之 – За зміни обставин, що спричинило неможливість досягнення поставленої мети створення консорціуму, керівний орган зобов’язаний відповідно до волевиявлення вкладників змінити цілі, організацію або оголосити про розпуск консорціуму.

11. Наличие разнообразных частиц.

Переводчики китайского языка должны осознать специфику и особенности употребления разнокатегориальных частиц: частиц-связок (是 shì, 为 wéi, 乃 nǎi, 系 – укр. – є, сутність); соединительных частиц (也 (теж), 又 yòu (і, й, та), 就 jiù (у, до), 还 hái (ще, досі), 才 cái (тільки тоді) и др.); служебных слов (便 biàn (відразу ж), 且 qiě (знов-таки) и др.); ограничительных частиц (只 zhǐ (лише, тільки), 仅 jǐn (тільки, ледве), 光是 guāngshì (лише), 单 dān (тільки) и др.); отрицательных частиц (不 bù (ні), 没 méi (ще ні), 莫 mò (непотрібно, не можна, не смій), 非 fēi (ні, не є), 无 wú (ні, немає) и др.); обобщающих частиц (皆jiē (усе), 都 dōu (усе), 均 jūn (усе це) и др.); темпоральных частиц (来着 láizhe (виражает длительность в прошлом) и др.

Переводчикам-билингвам, изучающим английский язык, на первой стадии ознакомления с китайским языком помогает латинская транскрипция иероглифов – пиньинь, однако на последующих этапах украинские студенты – будущие переводчики китайского языка – должны овладеть навыками написания и распознавания конкретно взятых иероглифов с помощью ключей, поскольку оригинальные китайские тексты официально-деловой направленности репрезентованы иероглифами, а не пиньинем.

Во время профессионально-речевой подготовки будущих переводчиков в области устного перевода кроме вышеуказанных трудностей параллельно возникают другие сложности, связанных с аудиальным (аудио-визуальным) восприятием китайской речи, ее обработкой и преобразованием на язык перевода.

Выводы. Таким образом, психолингвистические особенности письменного перевода китайского официально-делового дискурса на украинский язык непосредственно связаны со стратегическими и тактическими интенциями участников дискурса, лингвистическими характеристиками официально-делового дискурса и специфики письменной переводческой деятельности как речевой деятельности.

В последующих работах целесообразным представляется изучение психолингвистических особенностей устного и комбинированного видов перевода китайского официально-делового дискурса на украинский язык.

 

Список использованных источников

  1. Бархударов Л. С. Язык и перевод (Вопросы общей и частной теории перевода) / Л. С. Бархударов. – М. : Международные отношения, 1975. – 175 с.
  2. Горелов В. И. Лексикология китайского языка : учеб. пособие [для пед. ин­тов по спец. № 2103 “Иностр. яз.”] / В. И. Горелов. – М. : Просвещение, 1984. – 216 с.
  3. Горелов В. И. Теоретическая грамматика китайского языка : учеб. пособие [для студентов пед. ин-тов по спец. “Иностр. яз.”]  / И. В. Горелов. – М. : Просвещение, 1989. –318 с.
  4. Лингвистический энциклопедический словарь [Электронный ресурс]. – М. : Советская энциклопедия, 1990. – 684 с. – Режим доступа : http://lingvisticheskiy-slovar.ru/description/diskurs/168.

 

Попова О. В.Психолінгвістичні особливості письмового перекладу офіційно-ділового дискурсу з китайської мови у професійно-мовленнєвій підготовці майбутніх перекладачівсходознавців

Робота присвячена комплексному дослідженню психолінгвістичних особливостей реалізації письмового перекладу китайського офіційно-ділового дискурсу українською мовою. Уточнено сутність поняття "офіційно-діловий дискурс", охарактеризовано екстралінгвістичні (стратегії в тактики) й лінгвістичні (фонетичні, лексичні, граматичні й композиційно-стилістичні) маркери досліджуваного дискурсу. У статті специфіковано функціонування перекладача-сходознавця в умовах репрезентації письмового перекладу як виду мовленнєвої діяльності; описано лінгвістичні труднощі перекладу в мовній парі китайська ↔ українська мови.

Ключові слова: офіційно-діловий дискурс, письмовий переклад, психолінгвістичні особливості перекладу, китайська мова, українська мова, професійно-мовленнєва підготовка майбутніх перекладачів-сходознавців.

 

Popova, O. Psycholinguistic Peculiarities of Chinese – Ukrainian Written Translation Within the Official and Business Discourse as the Determinant of the Professional Speech Training of the Future Translators-Orientalists

The article is devoted to complex research of psycholinguistic peculiarities facilitating written translation of Chinese official and business discourse into Ukrainian. The notion “official and business discourse” is specified; the extralinguistic (strategies and tactics) alongside with the linguistic (phonetic, lexical, grammatical, compositional and stylistic) markers of the studied discourse are characterized. The functioning mode of a translator-orientalist in the framework of written translation as a kind of speech activity is determined; some linguistic difficulties while translating from Chinese into Ukrainian and from Ukrainian into Chinese are described.

Key words: official and business discourse, written translation, psycholinguistic peculiarities of translation, Chinese, Ukrainian, professional speech training of the future translators of Chinese.

Permanent link to this article: https://www.narodnaosvita.kiev.ua/?page_id=4247